Мини-чат

Форма входа

Наш опрос

Кто из режиссеров вам больше понравился?
Всего ответов: 52
Наша команда

Внимание!
на нашем сайте объявлен набор в команду !
Нам нужны переводчики, дизайнеры, ньюзмейкеры и помошники администратора . Любой поддержке будем рады! Желающих просим отписаться на форуме.


Статистика

Наш баннер




код кнопки:


Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Бонус Бал - Форум

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Сумеречная Сага » Бонусы к книгам Сумеречной Саги » Бонус Бал (Бонус к книге "Сумерки")
Бонус Бал
PandoraДата: Четверг, 15.07.2010, 23:55 | Сообщение # 1
Хранитель Маскарада
Группа: Администратор
Сообщений: 305
Награды: 9
Репутация: 8
Статус: Где-то там на охоте...
- Элис, ты собираешься мне сказать, что происходит?

- Терпение, скоро сама увидишь, - уклончиво усмехнувшись, распорядилась она.

Мы ехали на моем грузовике, но за рулем была она. Еще три недели и мне снимут гипс и я, наконец-то, смогу водить сама. Мне нравится сидеть за рулем.

Май подходил к концу и каким-то образом природа Форкса стала еще зеленее, чем обычно. Конечно, это было красиво, и я стала привыкать к лесу, по большей части из-за того, что стала проводить в нем намного больше времени. Мы с природой еще не стали друзьями, но становились все ближе.

Небо было серым, но и это мне тоже нравилось. Оно было перламутрово-серым, совсем не мрачным, не дождливым, и было почти тепло даже для меня. Облака были густыми и безопасными, именно такими как мне нравились за ту свободу, что могли мне гарантировать.

Но, несмотря на все, что меня окружало, чувствовала я себя не очень. Частично из-за странного поведения Элис. Она категорично настояла на проведении девичника этим субботним утром и повезла меня в Порт Анджелес, чтобы сделать маникюр и педикюр. Я хотела выбрать розовый оттенок лака для ногтей, но она отказала мне и велела мастеру вместо него покрыть мои ногти темно-красным блестящим лаком, причем зашла так далеко, что настояла на том, чтобы тем же лаком мне накрасили ногти даже на загипсованной ноге.

Затем она повела меня выбирать обувь, хотя я могла померить только половину каждой пары. Несмотря на мои яростные протесты, она купила для меня пару самых непрактичных дорогих туфлей на высоких каблуках-«шпильках», крайне опасных на вид, державшихся на толстых сатиновых лентах, перекрещивающихся вокруг ноги и завязывающихся в тугой бант на лодыжке. Они были глубокого гиацинтового цвета, и я тщетно пыталась объяснить, что мне совершенно не с чем их носить. Даже несмотря на то, что мой шкаф был смущающее полон вещами, которые она купила для меня в Лос Анджелесе, большинство из которых были слишком легкими для Форкса, я была уверена, что у меня нет ничего такого же оттенка. И даже если бы где-то в моем гардеробе затерялась вещь подходящего цвета, моя одежда совершенно не подходила к каблукам-«шпилькам». Я совершенно не подходила к каблукам-«шпилькам»: я с трудом безопасно хожу и в носках. Но моя неоспоримая логика на нее не подействовала. Она даже не стала спорить со мной.

- Ну, это, конечно, не Бивиано, но они подходят – загадочно пробормотала она и больше не сказала ни слова, пока работники магазина с благоговейным страхом опустошали ее кредитку. В бистро прямо из машины она купила мне ланч, чтобы я перекусила, но есть сказала прямо в машине, отказываясь, впрочем, объяснять, в чем причина такой спешки. Более того, по пути домой мне пришлось несколько раз напоминать ей, что мой грузовик просто не способен ехать как спортивная машина, даже если его усовершенствует Розалии, и просить ее дать несчастному передышку. Обычно, Элис была моим любимым водителем. Совершенно не казалось, что ее утомляет необходимость тащиться со скоростью, не превышающей допустимый лимит более чем на двадцать или тридцать миль, тогда как некоторые просто терпеть этого не могли.

Но то, что Элис что-то очевидно скрывает, было только половиной проблемы. Так же я была взволнована тем, что не видела лица Эдварда уже почти шесть часов, а это был рекорд за последние два месяца.

С Чарли было трудно, но вполне возможно. Когда он возвращался домой, Эдвард постоянно был у нас, и Чарли смирился с этим, считая, что ему не на что жаловаться, т.к. мы сидели с домашним заданием за кухонным столом. Казалось даже, что ему нравится компания Эдварда, когда они вместе болели, смотря игры на ESPN. (прим. переводчика – спортивный канал) Но каждый день ровно в десять вечера все с прежней строгостью мрачно закрывал за Эдвардом дверь. Конечно, Чарли был абсолютно не осведомлен о способности Эдварда за десять минут ставить машину в гараж и возвращаться через мое окно.

Он был намного более приветлив с Элис, иногда это смущало. Было очевидно, что пока мой громоздкий гипс не заменят на что-то более удобное, мне была необходима женская помощь. Элис была ангелом, сестрой; каждый вечер и каждое утро она появлялась, что бы помочь мне в моих нуждах. Чарли был чрезвычайно благодарен, за то, что она избавила его от ужаса купать почти взрослую дочь. Такие вещи ставили его, да и меня тоже в неловкое положение. Однако, из чего-то большего, чем просто благодарность, Чарли называл Элис «Ангелом» и ошеломленными глазами смотрел, как она, улыбаясь, танцующей походкой передвигается по нашему дому, освещая его. Ни один человек не мог устоять перед ее ошеломляющей красотой и грацией и, он замирал каждый раз, когда вечером она исчезала за дверью, нежно бросив «Увидимся завтра, Чарли».

- Элис, сейчас мы едем домой? – просила я. Мы обе понимали, что я имею в виду белый дом над рекой.

- Да. – Усмехнулась она, отлично меня зная. – Но Эдварда там нет.

Я бросила на нее хмурый взгляд. – А где он?

- Он должен выполнить некоторые поручения.

- Поручения? – безучастно переспросила я. – Элис, - льстивым тоном начала умолять я, - Пожалуйста, скажи мне, что происходит.

Она покачала головой, все еще широко ухмыляясь. – Меня это слишком забавляет, – пояснила она.

Когда мы вернулись домой, Элис потащила меня сразу по лестнице наверх, в ее ванную размером со спальню. С удивлением я обнаружила там Розали, которая со смиренной улыбкой ждала нас, стоя позади низкого розового кресла. Рядом на полке в пугающем количестве находились инструменты и косметические принадлежности.

- Садись, - скомандовала Элис. Я около минуты изучала ее, затем, придя к выводу, что в случае необходимости она будет применять силу, я проковыляла к стулу и опустилась в него с максимальным достоинством, на которое была способна. Розали немедленно начала расчесывать мои волосы.

- Я даже не жду, что ты мне скажешь, что происходит? – спросила я ее.

- Можешь меня пытать, - прошептала она. – Никогда не скажу.

Розали держала мою голову в раковине, пока Элис намывала волосы шампунем, пахнувшим мятой и грейпфрутом. Элис тщательно вытерла спутавшиеся волосы полотенцем, затем еще влажные волосы опрыскала еще чем-то, пахнувшим огурцом, потратив почти всю бутылку, и снова вытерла волосы полотенцем.

Затем они быстро расчесали мои спутавшиеся волосы. Из чего бы не было сделано огуречное средство, пряди стали послушными. Надо будет обзавестись таким. Потом каждая из них взяла в руки фен, и они продолжили работать.

Бежали минуты, а они все находили мокрые пряди, их лица стали немного обеспокоенными. Я радостно улыбнулась. Некоторые вещи не могут ускорить даже вампиры.

- У нее ужасно много волос, - взволнованно прокомментировала Розали.

- Джаспер! – четко позвала Элис, хотя и не громко, - Найди мне еще один фен!

Им на помощь пришел Джаспер, принеся еще два фена, которые он направил на мои волосы, искренне забавляясь, пока сестры продолжали работать своими.

- Джаспер… - с надеждой начал я.

- Прости Белла, но мне запрещено что-либо говорить.

Он исчез с облегчением, когда волосы стали полностью сухими… и пышными. Они стояли торчком на три дюйма от головы. (прим. переводчика – 1 дюйм = 2,54 см).

- Что вы со мной сделали? – в ужасе спросила я. Но они проигнорировали меня, доставая коробку с горячими бигуди.

Я попыталась убедить их, что мои волосы не вьются, но они опять не обратили на меня внимание, нанося на каждую прядь что-то нездорового желтого цвета, перед тем, как намотать ее на горячий бигуди.

- Ты нашла туфли? – спросила Розали пока они работали, таким тоном, как будто ответ имел чрезвычайную важность.

- Да, они великолепны, - удовлетворенно промурлыкала Элис.

Я видела в зеркало, что Розали кивнула так, как будто с ее души свалился огромный камень.

- У тебя чудесная прическа, - отметила я. Она всегда была идеальной, но сегодня Розали собрала волосы, и ее великолепную голову венчало подобие короны из мягких золотых кудрей.

- Спасибо, - улыбнулась она. Они приступили ко второй упаковке бигуди.

- Что думаешь насчет макияжа? – спросила Элис.

- Обойдемся, - предложила я. Они проигнорировали меня.

- Много не надо: ее кожа смотрится лучше без него, - размышляла Розали.

- Тогда помада, – решила Элис.

- И еще тушь и подводка для глаз, - добавила Розалии. – Совсем немного.

Я громко вздохнула. Элис хихикнула. – Потерпи Белла, мы развлекаемся.

- Ну что ж, пока вам это доставляет удовольствие… - пробормотала я.

Теперь все бигуди были плотно и неудобно зафиксированы на моей голове.

- Давай оденем ее, - голос Элис был полон волнительного ожидания. Она не стала ждать, пока я, хромая, выйду из ванной. Вместо этого она сгребла меня в охапку и понесла в большую белую комнату Эмметта и Розали. На кровати лежало платье. Конечно же, гиацинтово-синее.

- Ну, что думаешь? – прощебетала Элис.

Это был хороший вопрос. Оно было немного вычурным, с длинными задрапированными рукавами, собранными на запястье, предполагалось, что носить его надо очень низко, спуская с плеч. Под лифом начинался пояс из материала гиацинтового цвета с бледными цветами, он был сплиссирован и ниспадал гофрированной складкой с левой стороны. Материал цветочной расцветки сзади был длинным, а спереди открывал несколько слоев мягких гиацинтовых рюшей, которые по мере приближения к подолу становились менее присборенными.

- Элис, - завопила я. – Я не могу это носить!

- Почему? – жестким голосом потребовала ответа Элис.

- Лиф абсолютно прозрачный!

- Вниз одевается это, - Розалии держала в руках бледно синий предмет гардероба зловещего вида.

- Что это? – с ужасом спросила я.

- Это корсет, глупышка, - нетерпеливо сказала Элис. – Ты оденешь это сама или мне придется позвать Джаспера, чтобы он подержал тебя, пока я буду одевать это на тебя? – пригрозила она.

- А я то думала, ты мой друг, - обвинила я.

- Будь снисходительна, Белла, - вздохнула она. – Я не помню, что такое быть человеком, и я пытаюсь организовать хоть какое-то подобие веселья. Кроме того, это ради твоего же блага.

Я жаловалась и все время краснела, но им не потребовалось много времени, чтобы одеть на меня платье. Надо признать, у корсета были свои преимущества.

- Ух ты! – выдохнула я, взглянув вниз. – А у меня, оказывается, есть ложбинка. (прим. переводчика – прошу прощения за «корявый» перевод, в русском языке нет перевода слова cleavage – ложбинка между грудей)

- Кто бы мог подумать, - хихикнула Элис, восхищенная своей работой. Однако, я еще не до конца сдалась.

- Тебе не кажется, что это платье немного… авангардное… для Форкса? – нерешительно спросила я.

- Думаю, ты хотела сказать «высокая мода», - рассмеялась Розали.

- Это не для Форкса, это для Эдварда, - настаивала Элис. – Это то, что нужно.

Затем они снова отправили меня в ванную, раскручивая бигуди порхающими пальцами. Для меня было шоком, когда я увидела рассыпавшийся каскад кудрей. Большую часть из них Розали подняла, закрутив в кудри с хвост, спадающий толстой копной по моей спине. Пока она работала, Элис быстро нарисовала тонкую черную стрелку вокруг каждого глаза, накрасила ресницы тушью и нанесла темно-красную помаду на губы. Затем она выбежала из комнаты и быстро вернулась с туфлями.

- Блестяще, - выдохнула Розали, пока Элис держала их, чтобы можно было оценить.

Опытной рукой Элис крепко завязала туфель, и вопросительно взглянула на гипс на другой ноге.

- Думаю, мы сделали все, что было в наших силах, - грустно сказала она. – Думаешь, Карлайл не разрешит нам?.. – она взглянула на Розали.

- Сомневаюсь, - сухо ответила Розали. Элис вздохнула.

Затем они обе вскинули руки.

- Он вернулся. – Я знала кого они имеют в виду и почувствовала как будто в моем желудке порхают бабочки.

- Он может подождать. Есть еще одна важная вещь, – твердо сказала Элис. Она снова подняла меня – в данном случае это было уже необходимостью, т.к. я была уверена, что не смогу ходить в этих туфлях – и понесла в свою комнату, где аккуратно поставила меня на пол напротив широкого в полный рост зеркала в золотой раме.

- Вот, - сказала она, - Видишь?

Я уставилась на незнакомку в зеркале. Она выглядела очень высокой в туфле на каблуке, длинное, узкое, облегающее платье усиливало этот эффект. Из-за лифа с глубоким декольте – здесь мои глаза снова остановились на неожиданно впечатляющем бюсте – шея выглядела очень длинной, это подчеркивала и охапка блестящих кудрей, ниспадающих по спине. Гиацинтовый цвет ткани был великолепен, он оттенял нежность ее кожи цвета слоновой кости и розовый румянец на щеках. Она была очень красива, надо признать.

- Да, Элис, - улыбнулась я. - Я вижу.

- Не забывай об этом, - приказала она.

Она снова подняла меня и отнесла меня к лестнице.

- Отвернись и закрой глаза! – крикнула она вниз. – И не лезь ко мне в голову – все испортишь.

Она колебалась, спускаясь чуть медленнее, чем обычно, пока не убедилась, что он повиновался. Затем остаток пути она просто пролетела. Эдвард стоял у двери спиной к нам, высокий и в темном – никогда раньше я не видела, чтобы он носил черное. Элис посадила меня, расправила складки платья, поправила локоны и оставила меня, отправившись к табуретке у рояля, чтобы оттуда наблюдать. Розали последовала за ней, чтобы занять свое место среди зрителей.

- Можно мне посмотреть? – его голос был полон волнительного ожидания, и это заставило мое сердце неровно биться.

- Теперь… да! – разрешила Элис.

Он немедленно резко развернулся и застыл на месте, широко распахнув глаза цвета топаза. Я почувствовала, как жар разливается по моей шее, а щеки покраснели. Он был так красив; я почувствовала новый всплеск старого кошмара, что это только сон, абсолютно нереальный. Он был одет в смокинг и как будто смотрел на меня с киноэкрана, а не стоял напротив. Я испуганно уставилась на него, не веря своим глазам. Он медленно подошел, нерешительно задержавшись в шаге от меня.

- Элис, Розали… спасибо, - не отрывая от меня глаз, выдохнул он. Я услышала, как Элис удовлетворенно хихикнула.

Он сделал шаг навстречу, холодной рукой взял меня за подбородок и наклонился, чтобы прижаться губами к моему горлу.

- Это ты, - не отрываясь от моей кожи, пробормотал он. Он отстранился, в другой руке он держал белые цветы.

- Фрезия, - сообщил он, прикрепляя цветы к моей прическе. – Хотя, конечно, если говорить о запахе, то они уже лишние. – Он отстранился, снова окидывая меня взглядом. Улыбнулся своей улыбкой, от которой мое сердце останавливалось. – Ты невероятно красива.

- Ты меня опередил, - я придала голосу всю беспечность, на которую только была способна. – Только я убедила себя, что на самом деле реален, как ты появляешься в таком виде, и я снова боюсь, что сплю.

Он быстро сгреб меня в охапку. Он был так близко от моего лица, глаза горели, притягивая меня еще ближе.

- Осторожно с помадой! – скомандовала Элис.

Он заговорщически засмеялся, однако, губы опустились к ямочке над моей ключицей.

- Готова ехать? – спросил он.

- А кто-нибудь собирается мне сказать, что происходит?

Он снова засмеялся, глянув через мое плечо на сестер. – Она не догадалась?

- Нет, - захихикала Элис. Эдвард восхищенно засмеялся, а я нахмурилась.

- Что я пропускаю?

- Не волнуйся, скоро узнаешь, - уверил он меня.

- Спусти ее вниз, Эдвард, чтобы я могла сфотографировать вас, - Эсме спускалась по лестнице с серебристой фотокамерой в руках.

- Сфотографировать? – пробормотала я, пока он осторожно ставил меня на мои шатающиеся ноги. У меня стали появляться плохие предчувствия. – А тебя будет видно на фотографиях? – с сарказмом спросила я.

Он усмехнулся мне.

Эсме сделала несколько фотографий, пока Эдвард не стал со смехом настаивать на том, что мы опоздаем.

- Там увидимся, - бросила Элис, пока он нес меня к двери.

- Там будет Элис? Где бы ни было это там? – мне стало немного легче.

- И Джаспер, и Эмметт, и Розали.

От мыслительной деятельности мой лоб прорезали морщины, пока я пыталась разгадать секрет. Он похихикал над моим выражением лица.

- Белла, - позвала меня Эсме. – Тебя просит к телефону твой отец.

- Чарли? – спросили мы с Эдвардом одновременно. Эсме принесла мне телефон, но пока она передавала его мне, он перехватил его, без особых усилий удерживая меня одной рукой.

- Эй! – запротестовала я, но он уже разговаривал.

- Чарли? Это я. Что случилось? – в его голосе звучало беспокойство. Я побледнела. Но затем выражение его лица стало удивленным и, неожиданно, озорным.

- Дай ему трубку, Чарли, я хочу поговорить с ним, - что бы ни происходило, Эдвард слишком наслаждался собой, значит Чарли явно не грозила опасность. Я немного расслабилась.

- Привет, Тайлер, это Эдвард Кален, - его голос был очень дружелюбным… внешне. Я лишком хорошо его знала, чтобы уловить нотки угрозы. Что Тайлер делает в моем доме? Ужасная правда начала проясняться для меня.

- Мне жаль, если возникло какое-либо недопонимание, но сегодня вечером Белла недоступна. – Тон Эдварда сменился, когда он продолжил, угроза в его голосе звучала более явно. – Если быть совсем честным, теперь она недоступна каждый вечер для всех кроме меня. Без исключений. Мне жаль, если я испортил тебе вечер

Ему совсем не было жаль. Он захлопнул телефон, на его лице появилась широкая ухмылка.

- Ты везешь меня на бал! – в ярости обвинила я. Мое лицо и шея покраснели от злости. Слезы гнева наполнили мои глаза.

Было ясно, что он не ожидал от меня такой сильной реакции. Его губы сжались, а глаза потемнели.

- Не будь такой трудной, Белла.

- Белла, мы все идем, - внезапно из-за плеча подбодрила меня Элис.

- Почему вы так поступаете со мной? – потребовала ответа я.

- Будет весело, – все еще с оптимизмом заявила Элис.

Наклонившись, Эдвард серьезно прошептал мне в ухо своим бархатным голосом. – Белла, тебе только один раз суждено быть человеком. Развесели меня.

Потом он направил на меня всю силу своих обжигающих золотых глаз, растапливая мое сопротивление их теплотой.

- Отлично, - надула губы я, не в состоянии смотреть на него так пристально, как мне хотелось бы. – Я поеду спокойно. Но вы увидите, - мрачно предупредила я. – меня снова подстерегает невезение, которого ты так боишься. Возможно, я сломаю вторую ногу. Ты только посмотри на эту туфлю! Это же смертельная западня! – я вытянула ногу как доказательство.

- Хммм. – он смотрел на мою ногу дольше, чем было необходимо, а затем горящими глазами глянул на Элис. – Еще раз спасибо.

- Вы опоздаете к Чарли, - напомнила ему Эсме.

- Ладно, поехали, - он вынес меня через дверь.

- Чарли тоже в этом замешан? – сквозь сжатые зубы спросила я.

- Конечно, - ухмыльнулся он.

Я была занята мыслями, поэтому сначала не заметила. Я только обратила внимание на неопределенную серебристую машину и решила, что это Вольво. Но затем он так низко наклонился, чтобы посадить меня, что мне показалось, что он сажает меня на землю.

- Что это? – спросила я, с удивлением обнаружив, что я сижу в незнакомом салоне. – Где Вольво?

- Вольво – моя машина на каждый день, - осторожно сказал он мне, опасаясь очередной вспышки моей ярости. – А это - машина для особых случаев.

- Что подумает Чарли? – неодобрительно покачала головой я, пока он садился и заводил машину. Двигатель заурчал.

- О, большинство живущих в Форксе думают, что Карлайл ярый коллекционер автомобилей. – Он ехал через лес к трассе.

- А на самом деле нет?

- Нет, это мое хобби. Розали тоже коллекционирует машины, но она предпочитает ковыряться в них, а не ездить. В этой она многое усовершенствовала для меня.

Я все еще недоумевала, зачем мы едем к Чарли, когда мы остановились напротив его дома. Свет над входом горел, хотя было еще не совсем темно. Должно быть, Чарли ждал, скорее всего, он смотрит в окно. А начала краснеть, гадая, будет ли первая реакция отца на платье такой же как моя. Эдвард обошел вокруг машины, слишком медленно для него, чтобы открыть мою дверь, подтверждая мои подозрения, что Чарли наблюдает за нами.

Затем, когда Эдвард бережно поднял меня из машины, Чарли – что очень нехарактерно для него – вышел во двор, чтобы поприветствовать нас. Мои щеки запылали; Эдвард заметил это и вопросительно посмотрел на меня. Но мне не о чем было волноваться. Чарли на меня даже не посмотрел.

- Это Астон Мартин? – с почтением в голосе спросил он Эдварда.

- Да, Ванквиш. – Уголки его губ приподнялись, но он сдержался.

Чарли присвистнул.

- Хотите прокатиться? – Эдвард протянул ключ.

Глаза Чарли наконец-то оторвались от машины. Он смотрел на Эдварда с недоверием, но с оттенком надежды.

- Нет, - неохотно сказал он. – Что на это скажет твой отец?

- Карлайл будет совсем не против, – смеясь, правдиво сказал Эдвард. – Давай. – Он сунул ключ в руку Чарли, протянутую с готовностью.

- Ну, только быстро прокатиться… - одной рукой Чарли уже гладил крыло автомобиля. Эдвард помог мне, хромая, пройти во входную дверь, и как только мы оказались внутри, сгреб меня в охапку, неся на кухню.

- Отлично сработано, - сказала я. – У него не было ни единого шанса упасть при виде моего платья.

Эдвард мигнул. – Я даже не думал об этом. – признался он. Его глаза еще раз окинули взглядом мое платье, критически оценивая. – Думаю, хорошо, что мы не взяли дешевую ерунду, неважно классическую или нет.

Я неохотно отвела взгляд от его лица и заметила, что кухня погружена в непривычный полумрак. На столе стояли свечи, их было много. Наверное двадцать или тридцать высоких белых свечей. Старый стол был накрыт длинным белым покрывалом, так же как и два стула.

- Ты этим занимался сегодня весь день?

- Нет, это заняло полсекунды. Весь день я готовил. Я знаю, что модные рестораны подавляют тебя, да и вокруг не так много заведений, которые попадают в эту категорию, но я решил, что ты не станешь возражать против собственной кухни. – Он посадил меня на один из покрытых белым стульев и стал доставать блюда из духовки и холодильника. Я заметила, что на столе приборы только на одного.

- Ты не собираешься кормить Чарли? Он ведь тоже в конце конов вернется домой.

- Чарли не сможет съесть больше ни кусочка - как думаешь, кто был моим дегустатором? Мне же нужно было убедиться, что все это съедобно. – Он поставил напротив меня тарелку, полную еды, по виду слишком съедобной. Я вздохнула.

- Ты все еще злишься? – он притянул второй стул вокруг стола, чтобы можно было сесть рядом со мной.

- Нет. То есть да, но не прямо сейчас. Я просто подумала – я думала, что хотя бы это я умею делать лучше, чем ты. Все выглядит великолепно. – Я снова вздохнула.

Он хихикнул. – Ты еще не попробовала – будь оптимистом, может это ужасно.

Я попробовала кусочек, выдержала паузу и скривилась.

- Это ужасно? – шокировано спросил он.

- Нет, это восхитительно, правда.

- Чувствую облегчение, - улыбнулся он своей красивой улыбкой. – Не беспокойся, есть множество вещей, в которых ты лучше.

- Назови хотя бы одну.

Он ответил не сразу, просто провел своим холодным пальцем по моей ключице, не отводя горящих глаз от моего взгляда, пока я не почувствовала румянец и жар на моей коже.

- Вот это, - прошептал он, прикасаясь к румянцу на моих щеках. – Никогда не видел, чтобы кто-то заливался краской так же, как ты.

- Отлично, - нахмурилась я. – Неконтролируемая реакция – это то, чем я могу гордиться.

- И к тому же ты самый смелый человек, которого я знаю.

- Смелый? – с насмешкой спросила я.

- Все свое свободное время ты проводишь в компании вампиров; это требует мужества. И ты без колебания находишься в опасной близости от моих зубов…

Я покачала головой. – Я знала, что ты не сможешь ничего придумать.

Он рассмеялся. – Я серьезно. Но в общем неважно. Ешь. - Он в нетерпении забрал у меня вилку и начал кормить. Конечно, вся еда была великолепна.

Чарли вернулся домой, когда я практически закончила. Я с опаской всмотрелась в его лицо, но мне все еще везло, он был слишком ослеплен машиной, чтобы заметить, как я была одета. Он вернул ключи Эдварду.

- Спасибо, Эдвард, - он мечтательно улыбнулся. – Эта машина просто нечто.

- Не за что.

- Как все удалось? – спросил он, глядя на мою пустую тарелку.

- Блестяще, - я вздохнула.

- Знаешь, Белла, ты должна разрешить ему как-нибудь еще потренироваться в кулинарии у нас, – намекнул он.

Я бросила на Эдварда мрачный взгляд. – Уверена, он так и сделает, пап.

Чарли очнулся в момент, когда мы стояли в дверях. Эдвард держал меня за талию для равновесия и поддержки, пока я хромала в неустойчивой туфле.

- Мммм, ты выглядишь… очень взрослой, Белла, - я слышала как в его голосе появилось отцовское осуждение.

- Меня одела Элис. Мне бесполезно было что-то говорить.

Эдвард рассмеялся так тихо, что смогла услышать только я.

- Ну, если Элис… - он замолчал, несколько успокоенный. – Ты правда хорошо выглядишь, Беллз. – Он сделал паузу, и в его глазах появилось озорство. – Итак, мне надо ожидать появления других молодых людей в смокингах сегодня вечером?

Я застонала, а Эдвард подавил смешок. Я не могла понять, как Тайлер может быть таким рассеянным. Мы с Эдвардом не слишком скрывались в школе. Мы приходили и уходили вместе, он провожал меня на половину моих занятий, каждый день я сидела с ним и его семьей за ланчеми, и он не особенно стеснялся целовать меня при посторонних. Тайлеру явно была необходимо помощь специалистов.

- Надеюсь, - ухмыльнулся Эдвард моему отцу. – В холодильнике полно остатков еды – скажи им, пусть не стесняются.

- Я так не думаю, еда моя, - пробормотал Чарли.

- Запиши имена для меня, Чарли, - намек на угрозу в его голосе был слышен только мне.

- Ох, хватит! – приказала я.

К счастью, мы наконец-то сели в машину и поехали.


Love is a symbol of eternity.It wipes out all sense of time destroying all memory of a beginning and allfear of an end…
 
Форум » Сумеречная Сага » Бонусы к книгам Сумеречной Саги » Бонус Бал (Бонус к книге "Сумерки")
Страница 1 из 11
Поиск: